Заседание № 187

13.02.2019
Вопрос:

О проекте федерального закона № 156687-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (в части передачи судебными приставами-исполнителями обнаруженного ребёнка, в отношении которого объявлен розыск в рамках исполнения требований исполнительных документов об отобрании и (или) о передаче ребёнка, органам опеки и попечительства, в случае если невозможна немедленная передача ребёнка лицу, которому он по решению суда должен быть передан).

Стадия рассмотрения:

Рассмотрение законопроекта в первом чтении

Фрагмент стенограммы:
Строки с 2017 по 2809 из 4547
7-й вопрос, проект федерального закона "О внесении изменений в отдельные        
законодательные акты Российской Федерации". Докладывает Оксана Викторовна       
Пушкина.                                                                        
                                                                                
Оксана Викторовна, пожалуйста.                                                  
                                                                                
ПУШКИНА О. В., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".                                         
                                                                                
Добрый день! Перед собственно объяснением, ради чего мы всё это затеяли,        
приведу несколько цифр: 12 тысяч 500 детей было в розыске в 2018 году, на 1     
миллион браков у нас 600 тысяч разводов. Проблема "детей раздоров" - именно     
так мы называли законопроект, которым занимались, мы называли его законом       
"детей раздоров" - невероятно актуальна в нашем обществе, как, наверное, и в    
других. Что мы предлагаем?                                                      
                                                                                
Перед тем как я доложу, о чём проект закона, назову ключевые слова: розыск,     
решение суда о передаче ребёнка, лишение родительских прав, права отцовства     
или ограничение в родительских правах. Значит, смотрите, происходит развод, и   
суд лишает отца или мать родительских прав и устанавливает законного            
представителя ребёнка. Родитель, отец или мать, - я не буду сейчас уточнять,    
но в случаях, которые мы разбирали, это был в основном отец, - который лишён    
прав или ограничен в правах, забирает ребёнка и исчезает в неизвестном          
направлении. Судебный пристав начинает розыск и в конце концов разыскивает      
ребёнка. В прошлом месяце такая история произошла на Камчатке, а ребёнка        
нашли в Подмосковье. Пристав, разыскав отца, приходит туда, где тот находится   
с ребёночком, здесь же присутствует представитель органа опеки, присутствует    
психолог, иногда даже присутствует переводчик, потому что люди по-русски        
плохо говорят. В этот момент пристав должен исполнить решение суда, но он не    
может этого сделать, поскольку законный представитель, как правило мама,        
отсутствует. В данном случае мама ехала с Камчатки в Подмосковье, но из-за      
нелётной погоды она не смогла прилететь вовремя.                                
                                                                                
Сейчас статья 79 Семейного кодекса предусматривает для таких случаев            
процедуру, связанную с судебным производством: опека обращается в суд, и        
судьба ребёнка решается в суде; суд принимает решение о помещении ребёночка     
до приезда законного представителя в специализированное учреждение. Однако      
жизнь показывает следующие цифры. Если в 2016 году детей в розыске было...      
Речь идёт, я ещё раз подчёркиваю, только о детях, украденных отцами или         
матерями, которых суд лишил родительских прав или ограничил в правах. Таких     
историй в 2016 году было 42, в 2017 году - 48, в 2018 году - 60, то есть их     
всё больше и больше. Фактически ребёнок в этом случае находится с социопатом,   
поэтому мы и предлагаем с учётом практики, с учётом того, как сегодня           
работают судебные приставы и органы опеки... Мы ставим на самом деле перед      
ними морально-психологическую дилемму: либо соблюдать законы, либо спасать      
ребёнка от родителя-социопата. Иногда приставы всю ночь стоят у дверей, чтобы   
отец не схватил ребёнка и не уехал. В прошлом месяце произошла такая история,   
и уже по третьему кругу идёт розыск приставами ребёнка. А пока мы обсуждали     
закон, только за прошлый год произошло три таких истории, когда по новому       
кругу начинается розыск детей.                                                  
                                                                                
Мы предлагаем закрепить следующую норму: пристав передаёт ребёнка органу        
опеки, обмениваясь с ним соответствующими актами, а они до приезда законного    
представителя передают ребёнка в специализированное учреждение, чтобы           
родитель, лишённый родительских прав, не увёз этого несчастного ребёнка, как    
это очень часто происходит, в другой регион, в другую страну. И здесь речь      
идёт даже не о том, что мы помогаем нашим коллегам-приставам, речь идёт о       
спасении детей, и я это говорю с учётом моей личной практики, я                 
присутствовала при двух случаях, когда вот так изымали детей.                   
                                                                                
Мне сейчас будут говорить, что ребёнок в этот момент плачет, что ребёнок в      
этот момент ведёт себя... ну, что он не хочет, чтобы его дёргали, но я могу     
сказать, что отцом или матерью, родителем, лишённым родительских прав, когда    
он мотает ребёнка по всей стране, ребёнку наносится гораздо более серьёзная     
психологическая травма, чем в момент передачи ребёнка представителю органа      
опеки. Это очень деликатная тема, и я подозреваю, что будет взрыв               
всевозможных мнений по поводу того, что ювенальная юстиция наступает. Мы        
ничего нового не придумываем, это уже существует, существует этот механизм -    
я просто предлагаю его упростить в интересах ребёнка, чтобы ребёнок далее не    
был зомбирован. Что происходит? Я остановлюсь ещё на одном примере: эти         
родители (а у них существуют сообщества, благодаря которым, собственно,         
приставы их и находят) зомбируют детей, до десяти лет ребёнок мотается с        
таким нерадивым родителем, которого лишили родительских прав, а в десять лет    
он приходит в суд и говорит то, на что он запрограммирован тем самым            
родителем.                                                                      
                                                                                
Ещё раз повторяю, это очень тяжёлая тема, поэтому - прежде чем вы сейчас        
будете задавать вопросы и говорить мне очевидные вещи, дескать, в 79-й статье   
Семейного кодекса прописано то-то и то-то - я прошу: помогите мне, помогите     
нам, помогите тем ведомствам, с которыми мы вместе работали, а это              
Министерство юстиции, Министерство просвещения, приставы, доработать            
законопроект ко второму чтению, сделать его таким, чтобы он работал на пользу   
ребёнка, потому что эта проблема существует.                                    
                                                                                
Спасибо большое.                                                                
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
С содокладом от комитета выступает Анна Александровна Кувычко.                  
                                                                                
КУВЫЧКО А. А., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".                                         
                                                                                
Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Оксана Викторовна Пушкина, как      
один из авторов представленного законопроекта, достаточно подробно              
остановилась на сути вносимых изменений. Действительно, настоящим               
законопроектом предполагается внесение изменений в статью 79 Семейного          
кодекса Российской Федерации, в статьи 40, 46 и 109-3 Федерального закона "Об   
исполнительном производстве", в статью 8 Федерального закона "Об опеке и        
попечительстве" и в Федеральный закон "Об основах системы профилактики          
безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних".                            
                                                                                
В законопроекте предлагается по факту ввести новую норму: если при              
обнаружении ребёнка, в отношении которого, я подчёркиваю, уже был объявлен      
розыск, заведено разыскное дело, в рамках исполнения требований документов об   
исполнении невозможна его немедленная передача лицу, которому по решению суда   
ребёнок должен быть передан, то только в этом случае судебный                   
пристав-исполнитель передаёт уже разысканного ребёнка представителю либо же     
представителям органов опеки и попечительства по месту обнаружения ребёнка, о   
чём составляется акт и незамедлительно извещается лицо, которому такой          
ребёнок должен быть передан согласно судебному решению; при этом временное      
помещение ребёнка в учреждение, подведомственное органам опеки и                
попечительства, должно осуществляться и на основании акта органа опеки и        
попечительства с указанием причин такого помещения, но на срок не более         
одного месяца.                                                                  
                                                                                
По мнению Комитета по вопросам семьи, женщин и детей, данные изменения          
позволят организовать временное пребывание уже разысканного ребёнка, опять же   
подчёркиваю, только в случае невозможности незамедлительной передачи            
разысканного ребёнка, скажем, родителю-взыскателю, как говорят на               
профессиональном сленге судебные приставы-исполнители. По общему правилу,       
когда местонахождение ребёнка известно - то есть он находится не у родителя,    
у которого должен находиться согласно судебному решению, - и судебный пристав   
знает об этом месте, то вместе с органами опеки и попечительства, вместе с      
иными специалистами он, конечно же, выезжает на место, и всё происходит         
довольно быстро. Однако имеющиеся нормы не помогают решить проблемы, которые    
возникают, когда рядом с судебным приставом нет того самого родителя,           
которому ребёнок должен быть передан по судебному решению.                      
                                                                                
В связи с этим мы отмечаем, что розыск ребёнка производится в порядке,          
предусмотренном статьёй 65 Федерального закона "Об исполнительном               
производстве", и в части 14 статьи 65 Федерального закона "Об исполнительном    
производстве" установлено, что при обнаружении ребёнка, в отношении которого    
объявлен розыск, судебный пристав-исполнитель незамедлительно сообщает об       
этом органам опеки и попечительства по месту обнаружения ребёнка и принимает    
меры для передачи ребёнка законному представителю, которому и должен быть       
передан ребёнок. Иными словами, мы видим ту же самую последовательность         
действий, о которой мы говорим сегодня, - в общем порядке и сегодня             
привлекаются все участники, при этом в части 14 статьи 65 говорится и о том,    
что в случае невозможности немедленной передачи ребёнка указанному законному    
представителю, опекуну или попечителю судебный пристав-исполнитель передаёт     
ребёнка органам опеки и попечительства. Наличие данной нормы в Федеральном      
законе "Об исполнительном производстве" и создаёт ту самую правовую             
неопределённость: как же быть судебному приставу, взаимодействуя с органами     
опеки и попечительства, соблюдая саму процедуру передачи ребёнка в условиях,    
когда законного представителя на этом этапе рядом нет? Как уже сказала Оксана   
Викторовна, мама или папа, тот человек, которому согласно решению суда          
ребёнок должен быть передан, может находиться в любом другом, в том числе       
отдалённом, регионе.                                                            
                                                                                
Законопроект направлен как раз на устранение этой неясности, и в первом         
чтении, коллеги, мы предлагаем вам рассмотреть предложенную концепцию, просим   
поддержать данный законопроект и предлагаем вместе поработать над ним ко        
второму чтению.                                                                 
                                                                                
Спасибо за внимание.                                                            
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Анна Александровна.                              
                                                                                
Коллеги, есть ли вопросы? Есть.                                                 
                                                                                
Включите режим записи на вопросы.                                               
                                                                                
Покажите список.                                                                
                                                                                
Марченко Евгений Евгеньевич.                                                    
                                                                                
МАРЧЕНКО Е. Е., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".                                        
                                                                                
У меня вопрос к авторам.                                                        
                                                                                
Сам законопроект в принципе правильный, я его поддерживаю, но вопрос            
следующего порядка: что это за специализированные учреждения для                
несовершеннолетних и будет ли там охраняться ребёнок? Ведь нерадивый            
родитель, который с ребёнком скрывался, когда узнает, что ребёнка передали в    
это специализированное учреждение для несовершеннолетних, будет пытаться его    
оттуда забрать. Во-первых, будет ли он знать, где находится его ребёнок? И      
во-вторых, как там будет обеспечен режим охраны, безопасность ребёнка?          
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Оксане Викторовне Пушкиной включите микрофон.             
                                                                                
ПУШКИНА О. В. Это, как правило, детские дома, специализированные                
реабилитационные центры - то, что находится на территориях. Конечно, они        
охраняются, именно поэтому передавать ребёнка до приезда законного              
представителя надо только туда, а не родственникам, как многие нам уже тут      
говорят. Мы должны исполнить решение суда, мы должны передать ребёнка           
законному представителю.                                                        
                                                                                
Спасибо большое за вопрос, Евгений Евгеньевич.                                  
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Микрофон на трибуне включите.                             
                                                                                
КУВЫЧКО А. А. Коллеги, я осознанно в своём докладе говорила об учреждениях,     
подведомственных органам опеки и попечительства. Допустим, в Волгоградской      
области был подобный случай буквально в прошлом году: мама из областного        
центра добиралась в течение 12 часов, и ребёнок был помещён в дом малютки -     
конечно, благодаря взаимодействию опять же судебных приставов с органами        
опеки и попечительства. Оксана Викторовна в своём докладе говорила, что не      
всегда такое взаимодействие приводит к тому, что ребёнок передаётся в           
специализированное учреждение, где и находится в безопасности.                  
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Говорин Николай Васильевич.                                                     
                                                                                
ГОВОРИН Н. В., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".                                         
                                                                                
Оксана Викторовна, с концепцией этого законопроекта я, безусловно, согласен,    
это очень правильно, вы поднимаете очень сложную тему, но вот прозвучала        
формулировка, что дети, которые будут направлены органами опеки и               
попечительства в специализированные учреждения, будут там находиться в          
течение месяца, - а что дальше? И почему вы определили срок именно месяц? С     
чем это связано?                                                                
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Оксане Викторовне Пушкиной включите микрофон.             
                                                                                
ПУШКИНА О. В. Юридически это реальный срок, месяц - это самый разумный срок,    
он может быть меньше, но не может быть больше. После этого орган опеки          
обращается в суд, и выносится решение суда относительно дальнейшей судьбы       
ребёнка. Но исходя из практики за эти четыре года мы можем сделать вывод, что   
такого ещё не происходило. Это должно что-то случиться с законным               
представителем по дороге, по пути, может быть, он умер, или ещё что-то          
произошло, то есть это совершенно исключительный случай. Но процедура, как      
дальше действовать в таком случае, прописана.                                   
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Микрофон на трибуне включите, пожалуйста.                                       
                                                                                
Кувычко А. А. Коллеги, я позволю себе дополнить. Вот именно таких случаев       
касаются и замечания представителя Верховного Суда Василий Иванович Нечаев,     
который отметил, что всё-таки нам необходимо определить срок. Этот срок         
достаточно разумный, о чём сказала Оксана Викторовна, и, конечно же, ко         
второму чтению нам ещё нужно будет рассмотреть такие исключительные случаи, о   
которых говорила сейчас Оксана Викторовна: болезнь, смерть и так далее. Но      
это всё уже предмет второго чтения.                                             
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Яровая Ирина Анатольевна.                                                       
                                                                                
ЯРОВАЯ И. А., заместитель Председателя Государственной Думы, фракция "ЕДИНАЯ    
РОССИЯ".                                                                        
                                                                                
У меня вопросы к профильному комитету.                                          
                                                                                
Дело том, что, вы наверняка знаете, у нас в российском законодательстве         
вообще нет прецедента, чтобы несовершеннолетнего могли изымать насильственным   
путём без участия психолога, педагога и уполномоченных лиц, которые имеют       
отношение к воспитанию и педагогике. Впервые создаётся прецедент, и вы должны   
доложить об этом и сказать, что речь идёт не только об отсутствии второго       
родителя, но и закладывается механизм, когда будет отсутствовать вообще кто     
бы то ни было уполномоченный на работу с ребёнком, что является, вообще,        
элементом жёсткой ювенальной юстиции. Это первое.                               
                                                                                
Второй момент связан с тем, что фактически речь идёт не только об изъятии       
ребёнка у родителей, лишённых родительских прав. Норма, которую вы              
предлагаете, изложена таким образом, что, по сути, касается решения спора       
между родителями о том, с кем будет находиться ребёнок, и передачи его          
другому родителю - это ровно тот случай. Некорректно сейчас давать              
информацию, что речь идёт только о родителях, лишённых родительских прав. К     
сожалению, вы охватываете весь широкий спектр споров между родителями,          
поэтому хотелось бы понять, какой будет позиция комитета по этому вопросу ко    
второму чтению.                                                                 
                                                                                
КУВЫЧКО А. А. Спасибо за вопросы, Ирина Анатольевна.                            
                                                                                
Что касается привлечения специалистов, это безусловно. Даже в том случае, о     
котором я сказала и который можно использовать как пример в данной ситуации,    
когда шла речь об изъятии ребёнка у родителя, с которым ребёнок не должен был   
находиться, - в соответствии с судебным решением он должен был находиться у     
мамы, - присутствовали все специалисты различных спектров, и психологи, и       
врачи. Ребёнок был достаточно маленьким для того, чтобы судебный пристав, при   
всём уважении опять же к органам опеки и попечительства, мог принять такое      
решение максимально безболезненно.                                              
                                                                                
Но я хотела бы всё-таки опять вернуться к тому, о чём говорят сегодня авторы:   
нужно взвешивать и, наверное, выбирать меньшее зло. Вот ещё один случай         
произошёл в Волгоградской области: ребёнок живёт в машине, передвигаясь по      
территории нашей страны, и судебные приставы кропотливо занимаются поиском      
ребёнка, который ведёт по факту кочевой образ жизни.                            
                                                                                
Безусловно, мы понимаем всю серьёзность аргументов, которые приводят те, кто    
в какой-то мере не поддерживает данный законопроект, но опять же обращаем       
внимание, что речь идёт только о ситуации - и я в своём докладе осознанно не    
затрагивала вопрос, на кого закон будет распространяться, на какие случаи:      
при лишении прав, при ограничении прав, - которая уже сложилась в настоящий     
момент. Вот есть судебное решение, возбуждено исполнительное производство,      
есть именно разыскное дело и в отдельных случаях даже разыскное задание,        
когда приставы передают вот эту цепочку, что называется, "дорожную карту"       
своим коллегам из других регионов и поиски продолжаются, ну, можно сказать до   
тех пор, пока не достигается положительный результат.                           
                                                                                
Комитет понимает всю серьёзность принятия данных изменений, но, коллеги, на     
самом деле - я подчёркиваю, это очень важно - и в настоящий момент судебные     
приставы исходят из уже заложенных на практике общих норм взаимодействия с      
органами опеки и попечительства, уже и сейчас делают всё возможное, чтобы       
дети были в безопасности.                                                       
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Вострецов Сергей Алексеевич.                                                    
                                                                                
ВОСТРЕЦОВ С. А. Оксана Викторовна подняла действительно очень щекотливую        
тему, таких случаев действительно много, и каждый случай - это трагедия. И я    
абсолютно согласен с Ириной Анатольевной: если бы речь шла только о тех, кто    
лишён родительских прав, здесь бы и вопросов не возникало, в том числе по       
этому сроку - месяц. Но действительно, что делать, если ребёнка изъяли,         
отдали в детский дом, а родитель не появился? Причиной может быть не смерть и   
не болезнь - конкретные причины там не указаны. Зачастую ребёнок становится     
объектом спора: иногда за пособие бьются, если неблагополучная семья, иногда    
просто богатые родители делят детей. Но если мама или папа не востребовали      
ребёнка, а он уже у кого-то проживал, ну, наверное, его надо возвращать тому,   
у кого он жил, не просто же так человек его забрал, а не органам опеки          
решать, кому его передать.                                                      
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Кому вопрос, Сергей Алексеевич?                           
                                                                                
Оксана Викторовна, вам вопрос.                                                  
                                                                                
Депутату Пушкиной включите микрофон.                                            
                                                                                
ПУШКИНА О. В. Сергей Алексеевич, давайте мы всё-таки не будем метаться,         
давайте сконцентрируемся. Мы говорим о статье 79 Семейного кодекса, где есть    
норма о принудительном исполнении решений, связанных с отобранием ребёнка и     
передачей его другому лицу.                                                     
                                                                                
Я хочу Ирине Анатольевне сказать - я знаю, что всё-таки зацепятся за этот       
диалог, за слова "новый механизм", "ювенальная юстиция", "передача ребёнка,     
как картошки".                                                                  
                                                                                
Ирина Анатольевна, здесь всё уже прописано, эта статья уже предусматривает      
отобрание ребёнка и что это возможно только с участием пристава, органа опеки   
и попечительства, законного представителя ребёнка, а в необходимых случаях с    
участием представителя ОВД, детского психолога, педагога, переводчика и         
других специалистов.                                                            
                                                                                
Вот мы работаем над поправками именно в эту статью, и давайте не будем          
метаться сейчас, иначе мы уйдём в философствование на очень глубокие темы.      
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Бортко Владимир Владимирович.                                                   
                                                                                
БОРТКО В. В., фракция КПРФ.                                                     
                                                                                
Оксана!                                                                         
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Викторовна.                                               
                                                                                
БОРТКО В. В. Я знаю мадам Пушкину лет двадцать и могу сказать: Оксана.          
                                                                                
Госпожа Пушкина, зачем понадобился этот закон? Чем плох тот, который был до     
этого? Почему об этом идёт речь? Госпожа Яровая очень точно сейчас сказала о    
возможных неприятностях по этому поводу. Это у меня не выступление, а вопрос:   
зачем этот закон нужен, что не устраивает в действующем законе?                 
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Оксане Викторовне Пушкиной включите микрофон.             
                                                                                
ПУШКИНА О. В. Володя, значит, смотри. Совершенно очевидно, что хорошо           
работает система, если сначала протоптали дорожку, а потом по ней делают        
дорожную разметку. Вот по работе приставов за многие годы есть такая            
статистика - а я, ты помнишь, была уполномоченным по правам ребёнка, и мне      
приходилось участвовать в разбирательствах, когда ребёнка невозможно было по    
существующим нормам передать законному представителю. Мама ты или папа, но ты   
можешь оказаться в ситуации, когда, например, со съёмок или с заседания Думы    
не успеешь приехать туда, куда муж или жена увезёт ребёнка, причём муж или      
жена, - внимание! - лишённые по суду родительских прав. К вашему сведению,      
лишить в России родительских прав невероятно сложно. Напомню случай Маргариты   
Грачёвой, когда с пятой попытки лишили родительских прав отца её детей,         
который отрубил ей руки, - с пятой попытки! И если суд принимает решение о      
лишении родительских прав, то вы понимаете, с кем остаётся ребёнок. Поэтому,    
Володя, мы настаиваем на этой мере, на закреплении её в 79-й статье Семейного   
кодекса, чтобы применять её в исключительных случаях, которые, Володя, я        
описала, в 2015-м их было 40, а в 2018-м уже 60. И мы должны работать над       
всем остальным: как мы дошли до жизни такой, - а ты должен снимать кино на      
эту тему!                                                                       
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Коллеги, давайте всё-таки в этом зале будем обращаться друг к другу по          
имени-отчеству.                                                                 
                                                                                
Синяговский Владимир Ильич, пожалуйста.                                         
                                                                                
СИНЯГОВСКИЙ В. И. Анна Александровна, огромная работа проводится по решению     
вопроса, который сегодня обсуждается. Знаю эту тему изнутри - доходит и до      
передачи, и до продажи детей. Вот, может быть, всё-таки вашему комитету         
параллельно внести какие-то предложения, изменения? Посмотрите, 60-70           
процентов браков заканчивается разводом и не снижается этот процент. Отсюда     
неблагополучные семьи, отсюда все проблемы, над которыми работает серьёзная     
государственная машина, а вопрос - даже по вашим цифрам мы видим - не           
решается. Что надо сделать?                                                     
                                                                                
КУВЫЧКО А. А. Спасибо большое за вопрос, Владимир Ильич. Комитет по вопросам    
семьи, женщин и детей разделяет вашу обеспокоенность. Буквально вчера у нас     
состоялся "круглый стол" по вопросу о включении мероприятий в план              
мероприятий Десятилетия детства, мы выслушали различные предложения, и то, о    
чём вы говорите, находило понимание у коллег.                                   
                                                                                
Вместе с тем вы в самом начале сказали о детях, которых буквально настигают     
такие несчастья. Дети, которые находятся в розыске... Относительно данных       
изменений мы говорим только о тех детях, которые согласно решению суда должны   
проживать с тем или иным родителем, законным представителем, а в тех случаях,   
когда дети разыскиваются по каким-то другим причинам и их местонахождение       
неизвестно, то, конечно, это не относится к ведению Федеральной службы          
судебных приставов, то есть это совершенно другой блок вопросов. Сегодня мы     
говорим только о той процедуре, когда судебный пристав без законного            
представителя, без родителя, с которым этому ребёнку надлежит находиться,       
должен, в общем-то, исполнить свои обязанности, закрыть разыскное дело и на     
этом поставить точку. По факту судебный пристав может это дело закрыть тогда,   
когда он уже нашёл ребёнка, ну а в жизни получается так, что это разыскное      
дело потом возобновляется не единожды.                                          
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Шойгу Лариса Кужугетовна.                                                       
                                                                                
ШОЙГУ Л. К., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".                                           
                                                                                
Иван Иванович, извините меня, пожалуйста, я просто позже записалась. Я хочу     
задать вопрос.                                                                  
                                                                                
Законопроект мне кажется своевременным и правильным. Даже в моей практике,      
хоть мы не занимаемся такими вещами, было четыре подобных случая, и чем они     
были осложнены? Тем, что детей вывозили в союзные республики, за границу, и     
мы разыскивали уже не с помощью судебных приставов, а даже с помощью            
Интерпола этих детей, чтобы вернуть законным представителям, доходило вплоть    
до Европейского Суда. Законопроект действительно своевременный.                 
                                                                                
Особенно сложные вопросы возникают, когда ребёнок попадает в другую среду и     
клан родственников начинает его скрывать, передавать от одного человека к       
другому, найти такого ребёнка практически невозможно ни одному судебному        
приставу. В моей практике поисками занимались мои помощники, которые...         
(Микрофон отключён.)                                                            
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Добавьте время.                                           
                                                                                
Завершайте вопрос.                                                              
                                                                                
ШОЙГУ Л. К. ...которые искали по разным семьям.                                 
                                                                                
У меня вопрос: собираетесь ли вы в случае принятия этого закона заключить       
какое-то соглашение с приставами - ну, я не знаю, как это называется, - с       
системой приставов в других странах по этому очень важному вопросу?             
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Это вопрос представителю комитета.                        
                                                                                
Анна Александровна, пожалуйста.                                                 
                                                                                
КУВЫЧКО А. А. Я убеждена, что такое межведомственное взаимодействие             
осуществляется на сегодняшний день.                                             
                                                                                
Я думаю, что Комитет по вопросам семьи, женщин и детей именно этот вопрос       
будет обсуждать уже при подготовке законопроекта ко второму чтению. Вы правы,   
к сожалению, уже есть такие отлаженные механизмы, с помощью которых можно       
сделать так, чтобы ребёнок затерялся, это действительно так. Если бы не было    
таких ситуаций, наверное, этот довольно сложный законопроект не был бы          
внесён. Я думаю, что этот вопрос станет предметом обсуждения в комитете.        
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Анна Александровна. Присаживайтесь.              
                                                                                
Коллеги, есть ли желающие выступить? Есть.                                      
                                                                                
Включите режим записи на выступления.                                           
                                                                                
Покажите список.                                                                
                                                                                
Гартунг Валерий Карлович.                                                       
                                                                                
От фракции - поставьте время, пожалуйста.                                       
                                                                                
ГАРТУНГ В. К. Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! На самом деле         
дискуссия, которая развернулась в этом зале при обсуждении проекта закона,      
показала, что тема очень болезненная. Но я не вижу здесь проблем, которые       
нельзя было бы урегулировать ко второму чтению. И, отвечая на главный вопрос,   
уменьшает принятие этого закона неопределённость в ситуациях с детьми или       
увеличивает, скажу: уменьшает. Поэтому наша фракция поддержит этот              
законопроект и готова работать над ним при подготовке ко второму чтению.        
                                                                                
Спасибо за внимание.                                                            
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Плетнёва Тамара Васильевна от фракции.                                          
                                                                                
ПЛЕТНЁВА Т. В. Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Эта редакция         
законопроекта, внесённого группой депутатов, уже третья по счёту, потому что    
он действительно сложный. И чтобы учесть все нюансы, которые сегодня            
прозвучали, безусловно, над ним нужно ещё работать.                             
                                                                                
Я - единственный депутат, который воздержался на заседании комитета от          
поддержки законопроекта. Тем не менее нет ничего невозможного, если говорить    
обо всех тех замечаниях, которые вы высказывали, например о том, что не может   
один пристав осуществлять всю эту деятельность - для них, конечно, это проще,   
- там должны быть, как уже сказала Ирина Анатольевна, и педагоги, и психологи   
и так далее. Кроме того, есть очень много опасений в отношении того, что не     
прописано чётко - надо чётче прописать, на мой взгляд, ко второму чтению, -     
что это касается только тех родителей, которые лишены родительских прав, если   
один из них лишён родительских прав. Если бы оба были лишены, то был бы         
вообще идеальный закон: ребёнка нашли, отправили через орган опеки в детский    
дом и так далее, то есть всё было бы просто. А в данном случае один родитель    
лишён родительских прав, а он взял ребёнка и уехал с ним, и вот мама или папа   
- может быть и так и этак - должны искать, причём тратить большие средства на   
то, чтобы приехать, если нужно ехать очень далеко. Вопросов тут много, но, я    
ещё раз говорю, ко второму чтению, я думаю, можно поправить, можно некоторые    
моменты прояснить, чтобы у вас не появлялось вопросов.                          
                                                                                
Ещё мне хочется сказать, что нельзя писать законы по каким-то случаям: вот      
случай один, другой, третий, - нужно написать такой закон, чтобы этих случаев   
не было вообще, чтобы тот, кто собирается это сделать, знал, что он будет       
нести за это ответственность.                                                   
                                                                                
Конечно, эта тема очень важная, закон очень нужный. И наша фракция, что         
касается второго чтения, обещает поддержать, в случае если будут внесены        
поправки. У нас комитет очень грамотный, знающий тему, и я думаю, что мы это    
сделаем.                                                                        
                                                                                
Прошу проголосовать.                                                            
                                                                                
Спасибо за внимание.                                                            
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Касаева Татьяна Викторовна, выступление от фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ".             
                                                                                
КАСАЕВА Т. В., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".                                         
                                                                                
Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! В Государственной Думе седьмого     
созыва неоднократно говорили о том, что в основу нашей законотворческой         
деятельности должен быть положен анализ правоприменительной практики, и вот     
это как раз тот самый случай, когда, анализируя правоприменительную практику,   
анализируя обращения наших граждан, авторы законопроекта решили устранить       
существующий в семейном законодательстве пробел.                                
                                                                                
Не могу не согласиться с Ириной Анатольевной Яровой, что данный законопроект    
касается не только родителей, которых лишили родительских прав, а всех          
родителей, у которых состоялся бракоразводный процесс, при котором судьбу       
ребёнка определил суд, это обязательное условие. Что здесь имеется в виду? Мы   
с вами прекрасно знаем, что ребёнком у нас считается человек в возрасте до 18   
лет, и до 18 лет кто-то обязан о нём заботиться: как правило, это родители, в   
определённых случаях - опекуны, до определённого возраста - попечители, а       
если таковых не имеется, то эти обязанности и права на себя берёт               
государство. Когда состоялся бракоразводный процесс, мы все должны понимать,    
права на воспитание ребёнка второй родитель, не лишённый родительских прав,     
не теряет, он имеет такие же права и обязанности, как если бы супруги           
состояли в браке. При определении места проживания ребёнка в суде существуют    
юридически закреплённые нормативными актами определённые процедуры и            
определённые требования, которые позволяют судье решать, с кем из родителей     
ребёнок сможет фактически проживать. Все эти процедуры для чего нужны? Для      
того чтобы соблюсти права ребёнка, улучшить условия его жизни. Собственно       
говоря, что это за требования? Это могут быть пожелания самих родителей; это    
может быть задокументированное доказательство, что у того или иного родителя    
условия проживания лучше, то есть обязательное требование - изучение жилищных   
условий (мы помним, что не меньше 6 квадратных метров на ребёнка должно в       
доме приходиться); также, если ребёнок уже достиг десятилетнего возраста,       
судья обязательно его спросит, с кем, с папой или с мамой, он хочет остаться.   
И конечно, обязательно в этом процессе участвуют представители органов опеки    
и попечительства. Однако, несмотря на эту серьёзную процедуру обязательного     
доказывания, один из родителей, в пользу которого суд не вынес решение, может   
этим решением суда пренебречь и, пользуясь своими правами (а он, как я уже      
говорила, их не лишён, необязательно, что он лишён родительских прав, он        
такой же родитель), может взять и увезти ребёнка. А дальше случается то, о      
чём говорили уважаемые Оксана Викторовна Пушкина и представитель комитета.      
                                                                                
Что мы видим, какую ситуацию? Решение суда не исполнено, нарушено, нарушены     
права ребёнка, которые выверены судом, также нарушены права второго родителя    
или опекуна (попечителя). Конечно, государство должно такие нарушенные права    
восстановить, для этого существует механизм решения судебных вопросов, и        
подключается судебный пристав. Но мы понимаем, что судебный пристав не          
педагог, не врач, не учитель, а страна у нас большая, и ребёнка, здесь          
коллеги приводили примеры, могут увезти не просто в соседний город, а в         
соседний субъект, и в случае обнаружения ребёнка - а ребёнку может быть и два   
месяца, и 16 лет, ведь ребёнком, я напоминаю, у нас является человек в          
возрасте до 18 лет - как приставу исполнять решение суда? В данном случае как   
раз и существует пробел в законодательстве, и авторы законопроекта, на мой      
взгляд, совершили успешную попытку этот пробел устранить: предложили            
установить срок в один месяц, он оптимальный, и также предложили установить     
как раз взаимосвязь в работе органов опеки и попечительства и приставов.        
                                                                                
Что в заключение хотелось бы сказать? Над законопроектом проведена серьёзная    
аналитическая работа - вы видите (у всех документы перед глазами), что это не   
первая версия данного законопроекта. Первая-то версия как раз была подвержена   
критике, были существенные замечания, и авторы в ходе доработки их учли. А те   
замечания, которые звучат сегодня, не носят концептуального характера и могут   
быть учтены ко второму чтению.                                                  
                                                                                
Наша фракция предлагает законопроект поддержать.                                
                                                                                
Спасибо за внимание.                                                            
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Яровая Ирина Анатольевна.                                                       
                                                                                
ЯРОВАЯ И. А. Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Конечно, принятие      
решений по вопросам, связанным с судьбой ребёнка, очень ответственно. И         
главный субъект, в интересах которого мы сегодня должны действовать, - это      
ребёнок, поэтому в любом законодательном акте, который касается прав ребёнка,   
должно быть уравновешено взаимодействие различных ветвей власти, родителей в    
пользу одного только человека - в пользу ребёнка. Есть понятие основных         
гарантий прав и законных интересов ребёнка, это красной нитью проходит в        
российском законодательстве, и никто не имеет права взаимодействовать ни с      
одним ребёнком в нашей стране без участия педагога и психолога. Это, если       
хотите, золотой стандарт качества, отличающий российскую систему права:         
никто, ни правоохранители, ни судебные приставы, тем более насильственным       
методом, не может прикасаться ни к одному ребёнку без участия педагога и        
психолога. Да, допускаю, что родитель далеко, но ни в коем случае нельзя        
пытаться создавать процедуру, в которой будет порушено самое главное, золотое   
правило отношения к ребёнку в российской системе права.                         
                                                                                
Закон несомненно важен - почему? Потому что сегодня взрослые люди в своих       
спорах, к сожалению, теряют самое главное - здравый смысл, они делают ребёнка   
жертвой своих споров, состязаний. Проект закона, который сегодня представлен,   
касается не только родителей-социопатов, он касается всех родителей, там нет    
никакой оговорки про родителей, лишённых родительских прав.                     
                                                                                
Более того, у нас в законодательстве, в статье 77 Семейного кодекса, есть       
норма о праве немедленного отобрания ребёнка, когда его жизни угрожает          
опасность, такая процедура без решения суда уже предусмотрена в том случае,     
когда есть угроза жизни и здоровью ребёнка.                                     
                                                                                
Уважаемые коллеги, я не случайно задавала вопрос представителю комитета - ко    
второму чтению нужно обязательно заложить участие педагога и психолога.         
Нельзя отказываться под благовидным предлогом от того, что гарантирует самое    
главное - психическое здоровье ребёнка. Более того, все попытки вторжения в     
судьбу ребёнка всегда должны быть очень деликатны. Случаи разные бывают,        
безусловно, но норма права должна быть универсальна, она должна гарантировать   
здравый смысл и разумный подход к определению судьбы ребёнка. Если ребёнок      
помещается в детский дом на месяц в любой ситуации, тем более когда его         
забирают у родителя, который просто проиграл спор, но вполне... (Микрофон       
отключён.)                                                                      
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Добавьте минуту.                                          
                                                                                
ЯРОВАЯ И. А. Я прошу буквально полминуты добавить.                              
                                                                                
Это серьёзная проблема. Не должна осуществляться проверка ребёнка на            
стрессоустойчивость, и тем более действия судебных приставов не должны быть     
своего рода дополнительным актом насилия в отношении ребёнка.                   
                                                                                
Я всецело поддерживаю необходимость решения этой проблемы, но она может         
решаться и другим образом: повышением ответственности, установлением            
ответственности вплоть до уголовной в отношении тех, кто не исполняет решение   
суда и прячет ребёнка, удерживает, скрывает его.                                
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Байгускаров Зариф Закирович.                                                    
                                                                                
БАЙГУСКАРОВ З. З., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".                                     
                                                                                
Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Я, как практик, занимающийся        
этими вопросами, могу в поддержку законопроекта сказать следующее. После        
развода родителей, как правило, ребёнок остаётся с матерью, и часто бывает,     
что обиженный отец крадёт ребёнка и увозит его в неизвестном направлении,       
обычно передаёт своим родственникам - родителям, бабушке, дедушке, в таком      
случае бывшая жена обращается в суд и получает судебное решение об отобрании    
ребёнка. Когда судебный пристав занимается розыском ребёнка, бывают случаи,     
что его находят у родственников бывшего мужа, но отобрать ребёнка пристав не    
может по той простой причине, что некому ребёнка передать, то есть нет          
матери, мать далеко, за несколько тысяч километров, может быть, за сто тысяч,   
а если ребёнка оставить у родственников, то его перевезут в другое место, и     
судебное решение останется неисполненным. Этот законопроект данную проблему     
решает, то есть судебный пристав будет отбирать ребёнка и передавать его в      
детское учреждение, где ребёнок будет находиться до одного месяца, в течение    
этого времени приедет мать и ребёнка заберёт.                                   
                                                                                
Что касается уголовной ответственности, то, к сожалению, здесь к уголовной      
ответственности невозможно привлечь, потому что, во-первых, у нас частные       
лица не являются субъектами 315-й статьи Уголовного кодекса Российской          
Федерации, а во-вторых, отец тоже имеет право на общение с ребёнком.            
                                                                                
Законопроект решает существенную проблему, в случае принятия закона судебное    
решение об отобрании ребёнка будет исполняться своевременно, в указанный        
срок. Прошу поддержать законопроект.                                            
                                                                                
Спасибо за внимание.                                                            
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Вострецов Сергей Алексеевич.                                                    
                                                                                
ВОСТРЕЦОВ С. А. Проблема, конечно, гораздо глубже. Я лично знаю случаи, когда   
все решения суда были, но из-за высокого общественного положения укравшего      
ребёнка приставы почти год не выполняли решение, ссылаясь на то, что найти не   
могут, ещё на какие-то проблемы, хотя мы и адреса давали. И когда нам после     
приложения титанических усилий удалось всё-таки ребёнка вернуть, заставить      
выполнить свою работу приставов, богатый папа в течение двух лет ни разу не     
появился и ни копейки денег не дал, кроме того, выселил своих детей из          
загородного особняка, где они жили, пришлось менять школу, детский сад.         
                                                                                
Оксана Викторовна, я, безусловно, законопроект поддержу, так как в целом он     
всё-таки больше позитивный, ребёнок не товар, его красть нельзя, нужно          
договариваться. Но ведь часто бывает и так, что женщине ребёнок не нужен, а     
нужно личное содержание, при этом суды, как правило, выносят решения в пользу   
женщин, особенно при малом возрасте детей. Тем не менее красть ребёнка всё      
равно нельзя, выбрал такую маму, значит, плати. Тот, кто любит ребёнка, рвать   
его напополам ни при каких обстоятельствах не будет, а будет думать, как        
договориться ради сохранения его психики.                                       
                                                                                
Порядок всё равно нужно наводить, законопроект нужно поддержать, но ко          
второму чтению, мне кажется, нужно внести корректировки по замечаниям,          
которые были высказаны, особенно по поводу пребывания ребёнка после месяца,     
кому его отдавать потом. Если через месяц мама не появилась и не желает         
забирать ребёнка (если, конечно, она не умерла, не погибла и так далее), то,    
мне кажется, его всё-таки надо отдавать не под опеку в другую семью, а тому     
родителю, который этого ребёнка забрал, если ребёнок оказался, так сказать,     
невостребованным.                                                               
                                                                                
Спасибо за внимание.                                                            
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
По ведению - Натаров Сергей Васильевич.                                         
                                                                                
НАТАРОВ С. В., фракция ЛДПР.                                                    
                                                                                
Огромное спасибо. Я просто не успел записаться, хотел бы выступить.             
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Пожалуйста, выступайте, Сергей Васильевич.                
                                                                                
НАТАРОВ С. В. Я с места, буквально пару слов от фракции.                        
                                                                                
Я хотел бы поблагодарить всех авторов этого законопроекта, потому что анализ,   
который делается в рамках такой важной и тяжёлой темы, нужен всегда и те        
неурегулированные вопросы, которые сегодня существуют, конечно, нужно           
урегулировать в рамках законодательного поля.                                   
                                                                                
Очень хорошо, что эта тема обсуждается в стенах Государственной Думы, но я      
хотел бы остановиться на некоторых моментах, связанных с решениями судов.       
Некоторые выступавшие уже говорили - мы внимательно их слушали, - что           
судебная практика, которая сегодня сложилась у нас в России, всячески           
способствует тому, что такие конфликты и ситуации создаются. Я думаю, что       
если бы суды принимали решение о том, чтобы вторая половина не была             
ограничена в возможности общаться с ребёнком, то таких проблем возникало бы     
гораздо меньше. Сегодня вообще сложилась такая практика, когда - многие уже     
об этом говорили - действительно суды принимают решение в пользу матери, а      
отец, мужчина (я говорю даже не "отец", а "мужчина") остаётся неким             
остаточным элементом по отношению к ребёнку, только неким плательщиком.         
                                                                                
Мне кажется, затронут только небольшой пласт, нам нужно глубже анализировать    
формирование судебной практики, чтобы таких вещей не возникало и отцам          
всё-таки давали больше возможностей общаться с ребёнком, не ограничивали их     
общение, - тогда будет меньше таких вопросов.                                   
                                                                                
Фракция, конечно, поддержит законопроект.                                       
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Оксана Викторовна, вы можете выступить с заключительным словом.                 
                                                                                
Микрофон депутату Пушкиной включите.                                            
                                                                                
ПУШКИНА О. В. Спасибо всем огромное! Нас всех это, безусловно, волнует: мы      
все родители, многие уже бабушки и дедушки. Но знаете, я поражена и немножко    
разочарована, объясню почему. Дело в том, что всё-таки либо мы изучаем те       
законопроекты, которые обсуждаем, вникаем в них, причём не в последний          
момент, либо мы не трогаем эту тему и не самовыражаемся с её помощью.           
                                                                                
Я хочу отметить для стенограммы: мы, авторы, вносим конкретно в 79-ю статью     
изменения, ликвидируем правовую коллизию. Сейчас в этой статье уже              
предусматривается отобрание приставами ребёнка с привлечением представителя     
ОВД, психолога и врача - так нет, мы заново начинаем это обсуждать! В связи с   
этим у меня вопрос: мы друг друга не слышим либо какие-то другие причины        
есть?                                                                           
                                                                                
Тема нервная, но очень правильная. И давайте прежде, чем мы... Вы               
рекомендуете нам, о чём ещё нам нужно подумать. Два года мы со специалистами    
проговаривали механизм передачи и так далее. Ирина Анатольевна правильно        
сказала, что мы создали новый механизм, но в целом здесь ничего нового нет.     
Мы хотим сейчас закрепить этот механизм в уже существующей системе.             
                                                                                
Спасибо всем огромное, мы прислушаемся, и спасибо за участие.                   
                                                                                
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.                                                  
                                                                                
Содокладчик будет выступать с заключительным словом? Нет. Коллеги, обсуждение   
завершено.                                                                      
                                                                                
Ставлю законопроект на голосование.                                             
                                                                                
Включите режим голосования.                                                     
                                                                                
Покажите результаты.                                                            
                                                                                
               РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ (12 час. 27 мин. 12 сек.)                 
Проголосовало за              363 чел.80,7 %                                    
Проголосовало против           39 чел.8,7 %                                     
Воздержалось                    2 чел.0,4 %                                     
Голосовало                    404 чел.                                          
Не голосовало                  46 чел.10,2 %                                    
Результат: принято                                                              
                                                                                
Принимается в первом чтении.